expellearmus002: (Головной мозг)
[personal profile] expellearmus002
…Через три дня я уплывал с отцом в Азуладу. Но теперь уплывать куда бы то ни было я расхотел. Ни поручение князя, столь возвышавшее меня в собственных глазах, ни его письмо, ни встреча с матерью, ни родной дом, ни посещение Цитадели на зависть разным Замирканам и Измаруданам ничего не меняли. Я хотел остаться здесь на Венец Лета и все последующие годы, дать присягу князьям Андуниэ и быть среди Верных.
Каждый из оставшихся дней лишь добавлял соли на рану.
- Я слышал, ты едешь в Арминалэт на Венец, - сказал Пепелище.
Я встретил его в городе на одной из ремесленных улиц, куда вышел за табаком и разными дорожными мелочами. Пепелище стоял перед лавкой кожевенника и присматривался к инкрустированным ножнам. Два кожаных кольца на сложной системе ремней позволяли носить любое оружие - от широкого ножа до длинного меча. Ремни были пепельно-серыми, пряжки и инкрустация - серебряными.
- Вроде того, - ответил я.
- Жаль.
- А что, у вас намечается нечто грандиозное?
- Как всегда. Скажи, эта цена не сущий грабеж? Или сущий?
- Нравится - бери, - пожал я плечами. - Один раз живем.
- Золотые слова. - И Пепелище постучал по прилавку. Когда он расплатился и забрал свой трофей, его разговорчивость возросла.
- Венец Лета - это такое дело… В прошлом году неделю гуляли на «Аранбавибе», представляешь - команда на берегу вместе с Майтосадором старшим осталась. Морфион потом руками палубу драил. Знаешь, мы отплыли так далеко, что не видели берега… Родитель Морфиона нас чуть не зашиб.
- Угнали корабль? - не поверил я.
- Отогнали, я бы сказал. На запад так просто не отплывешь, шли по темноте на веслах. Но гулянка выдалась на славу. Галерников мы упоили и они были нам благодарны. Погибельный влез на мачту и махал там веслом. Представляешь? И кричал: «Эй, нимерим! Мы уже здесь! Мы вас видим! Заберите нас отсюда к морским полипам!»
- Да… И что там, на западе?
- Вода горит. Планктон. Огромный! Это надо видеть. Сверху звезды, снизу звезды. Стоишь посреди сияния и все. Как во сне. Когда вернулись, на днище налипло. Ну, планктон, в смысле. Майтосадор ночью потом вышел на палубу, а там из-под воды светит. Следов не замести.
Я мог только тоскливо вздыхать. Я никогда не видел большого планктона, только по мелочи.
- А правда говорят, что когда на запад от берега отойдешь - там полоса тумана, который не пройти?
- Нет. Ну, то есть там был туман один раз. А потом только на горизонте. Мы же не настолько далеко отошли. Лиг на шесть, наверное.
- А сквозь туман там ничего не просвечивает? То есть, есть там за ним что?
- Белые города?… Неизвестно, с моря не видно. Это от вас надо смотреть.
- Откуда от нас?
- Ну, с горы вашей, из Арминалэта. Ты что, не знаешь?
- Никогда не слышал о подобном!
- Да брось. С Минул-Тарика вашего, говорят, видны бессмертные острова как на ладони. Белые города и все радости нимеримского существования.
- Да на нее же не ходит никто! Ты ее хоть видал? Она гигантской высоты!
- Потому и не ходит. Что с нее все видно. И, между нами, хоть я ее вблизи и не видал - а я бы на нее влез.
- Вранье. Не может быть, чтоб с нее было видно. Все бы знали. Наверное…
- …Удивляюсь я тебе, Латронильва. Вроде, все тебе уже ясно быть должно. Нет?
- Ладно, - поднял я руки. - Я слажу туда и скажу, видно или нет.
- Вот это мужской разговор! - звякнул ножнами по коленке Пепелище.- Это будет добыча ценных сведений! И знал бы ты, как я тебе завидую!
- Я вот о другом думаю. На Минал-Тарик раньше можно было лазить только королю. Отец говорил.
- ..Что лишь подтверждает наши догадки!
- А теперь там наверное, вообще все перекрыто.
- Эй, да ты идешь на попятный!
- Не надейся. Я просто думаю вслух… Там вообще, вроде, лестница есть… Я от гробниц видел. Издали. В детстве. Если ее не сломали нигде и не перегородили, можно действовать…
- Удивляюсь я тебе, Латронильва. В таком месте жить - и не полюбопытствовать. Эх, нас там нет!
- Поплыли в Арминалэт, что проще.
- Поздно. В этом году другой сговор. В следующем можно.
- А какой сговор в этом году?
- Плывем в Эльдалоннэ. Там заброшенная гавань нимерим.
- …Я знаю.
- А ты ее вблизи видел?
- Не довелось, мы ж там не высаживаемся никогда.
- Там причалы белого цвета, и на мраморе письмена. Прямо под ногами.
- ИХ письмена?
- Да. Половину выдолбили после запрета, но кое-что еще осталось. Представляешь, вся гавань - огромная каменная книга!
- Что написано?
- Про земли бессмертных. Про устройство мира. Про запрет. Про благословение Острова. Там не все сохранилось, но можно представить, что было. Там если все маяки зажечь и каменные чаши по берегу - с моря виден переливающийся чертог.
- И там эти малинорни страшные цветут, от которых голова набекрень.
- Точно. Здоровенные малинорни с заокраинных островов. Как их не вырубили под горячую руку, удивляюсь.
- Эх, меня там не будет!
- Ладно, в следующий раз. А в этот раз все обещает быть благопристойным. С нами поедет Амандил.
- Амандил?.. Ваш Главный Саботажник?
- Наш Главный Саботажник. Ужас, как ты его зовешь! Хоть бы Саботажным Лордом...
- А кто он такой? Только не смотри на меня такими глазами…
- Да лорд же наш, ты что?.. Лорд Афанузил. Амандил. Владыка Верных.
- А… А лорд Нимразор?…
- Элентир? Неизвестно. Возможно, он тоже поедет. Но, между нами говоря, он дурной собутыльник.

…Я должен был догадаться сам. Амандил - Обращенный к Благой Земле. Сторонник Амана. Он же сам мне сказал. Но лишь теперь я знал, как много значат слова запрещенной речи.
Элентир. Смотрящий на Звезды. Видящий Эльдар. В лице своего брата…
Я представил, как все они будут там, среди испещренного забытой речью мрамора, среди горящих светилен и маяков Эльдалонне, бессонные и хмельные от запаха нездешних цветов малинорни, поднимающие свои тосты в прибое, обращенные на закат, вассалы своего лорда. Лорда, одетого в одежды владыки нимерим. Что я мог? Только скрипеть зубами.

…Мне снова виделся Белый Город. Сумбурно, обрывочно. Меня мучила бессонница, и я грезил с открытыми глазами. На белой лестнице, как две капли воды похожей на Княжескую, одиноко стоял владыка потаенного королевства. Его длинная одежда была стального цвета. Венец из гранатов, о котором мне читал Калиондо, был на его челе. Цвета крови и стали завораживали, и я смаковал свое видение, пока багровый гранатовый венец не потек на моих глазах по лицу владыки. Лицу лорда Элентира.

…Совет Скипетра был назначен сразу после солнцестояния. По обрывкам разговора отца с лордом Нимразором я сделал вывод, что никогда не разберусь в политике, потому что не могу понять, что там с чем сопрягается и почему одно лучше другого. Должен был обсуждаться вопрос о воинской повинности, потому что в колониях буза (как известно), и эту бузу пора превращать в созидательный труд на благо Нуменора. Подлежат ли повинности свободные землепашцы? Или только дети держателей наделов? На какие средства и в каком статусе вооружать землепашцев? Подлежат ли повинности колонисты? Обязательная она или добровольная? На мой простецкий взгляд загрести надо было всех в равном статусе и снарядить на средства королевской казны, которая в состоянии оплатить труд оружейников, если сырье дается тем даром. Но выяснилось, что есть нюансы. Дарового сырья не предвиделось, потому что Цитадель не желала платить за его перевозку из колоний, а те, кто платил - потом перепродавал. Чтобы растянуть казну на оплату всего потребного и прекратить позорную перепродажу, казну надо было срочно пополнять. Налог с провинций этот аппетит не покрывал. Пополнение казны намечалось за счет конфискованного имущества богатых изменников, что не лезло, конечно, ни в какие ворота. «Грядут черные списки», - со значением приподнял бровь мой отец и под его перстом, указующим прямо в грудь лорда Нимразора, тот опустил глаза. Опасения Верных приобретали самые веские основания. На этом нюансы не кончались. Командовать фусгаром может только знать. Иметь вооружение определенного рода может только знать. Но знать не хочет командовать фусгаром из землепашцев и переселенцев, потому что те тупы в ратном деле. Такой фусгар - позор для командира. Значит, надо ставить во главе такого фусгара того, кому не стыдно - то есть землепашца или переселенца. Но это против всех привилегий, к тому же ни один нарункариб с нарункарибом-плебеем на одном поле не встанет и в палатку его не войдет, почтя за великое оскорбление его знаки отличия. В итоге советы не советуются и не принимаются, договоренности не соблюдаются, донесения не доходят, в колеса вставляются палки и все катится к морским полипам. Другой нюанс - войска из колонистов. В них отчего-то не было уверенности - вдруг предадут прямо на поле боя? Значит, надо ставить во главе таких фусгаров проверенных нарункарибов с Острова. Но колонисты - это не наши землепашцы, у них собственная гордость, и под заморского командира они не пойдут, а коли и пойдут, понимания не будет. Имелся выход из тупика - призрачное, но легендарное гражданство Дарованной Земли, уравнивающее всех со всеми. Любой воин в армии Нуменора - не переселенец и не колонист, а подлинный привилегированный нуменорец со всеми статусами дунэдайн, зафиксированными в особых грамотах, чтоб развеять последние сомнения. Но есть нюанс. Не все эдайн похожи на дунэдайн, последние сильны чистотой крови, и паршивых низкорослых овец нам не надо, иначе все стадо запаршивеет. «Кто-то хочет стать дунаданом по бумажке? - засомневался лорд Нимразор. - Это же нереально. Какая им грамота локоть роста набавит?». «Это мягко сказано», - кивал отец. Значит выходом является жесткая дисциплина, необходимость военного времени, ворчание приравнивается к измене, а изменникам - расстрел из ростового лука на месте. Но есть нюанс. В армии Врага условия могут быть получше. Тогда за всеми дезертирами не уследишь.

Ужас, я ничего не понимал. Кроме того, что в империи отчего-то разом все кончилось - и люди, и средства, и сырье, и разум.

…Однако в Андуниэ это пока не ощущалось. Жизнь текла самым приятным образом, полная нужд сегодняшнего дня. Мне предстояло исполнить поручение князя в столице - остальное в будущем. Я мысленно уверял себя, что как только лорд Нимразор-Элентир станет владыкой Нуменора, политические нюансы разрешатся сами, а если нет - я успею в них вникнуть и сказать веское слово. Поручение мое казалось мне легким, а дело - решенным, потому что по всему было видно, что королевскому дому пора принять от Андуниэ помощь. Наши лорды разберутся.

Лорды же пока были беспечны. Особенно Афанузил, ничем не выдававший своей заинтересованности политическими нюансами - у него как у младшего сына была привилегия заниматься не там, чем должно, а тем, к чему располагает сердце. Все дни до моего отъезда с его лица не сходило отсутствующее выражение, а глаза, казалось, считали чаек в порту.
- Ну как там в столице теперь, Арагвендор? - единственный раз спросил он моего отца, когда мы столкнулись во дворе. - Звезд не прибавилось?
- Прибавилось, князь, - усмехнулся отец. - И слава создателю, что вы тут сидите на волнорезе.
- Да, уж лучше на волнорезе…
…Разумеется, за годы моего пребывания здесь в столице могло многое измениться. Наверное, прежде там было получше. Я вспомнил, как отец моей матери спрашивал ее однажды: «Как городские нравы? Звезд не прибавилось? Раньше надо было звезды считать, теперь сиди в огороде! Да уж получше в огороде-то, чем при нынешних!..» Смешно.

Отец был в постоянном напряжении, словно мне предстоит не им же продуманная поездка, а тяжкое испытание, в трех из пяти долженствующее закончиться смертью.

- Мы выезжаем послезавтра на рассвете, - говорил он, сидя в моей комнате спиной к окну. Его дорожный мешок лежал у стола, брошенный там накануне. - И прибываем в Азуладу. Там нас ждут лошади и отряд Стражей Цитадели. В Азуладе у нас будет шесть часов отдыха. Потом мы приезжаем в Арминалэт, ты отправляешься к матери, я еду с отрядом в Цитадель. Приведи себя в порядок. Будь готов к моему приходу. Твоя одежда, в которой ты предстанешь перед наследником короля Инзиладуном, у нее. Она подгонит все, что нужно. Если я не вернусь за тобой в этот день, подойди к Южным Вратам и передай страже - я выйду.
- Не волнуйся, я все равно ничего не запомнил. Давай вернемся к подробностям в Азуладе.
- Сейчас я скажу тебе то, что не удобно говорить при свидетелях. По Цитадели ты будешь передвигаться молча. Если тебя кто-либо о чем-либо спросит, и меня в этот момент не будет рядом - молчи и кланяйся. В прочих случаях я отвечу за тебя. Никаких вопросов. Говорить только при наследнике.
- С чего такая предосторожность? Там убивают всех незнакомцев?
- Это не очень остроумно. Дело в том, видишь ли, что у тебя акцент.
- Что?!
- У тебя акцент. Сколькими языками ты владеешь?
- Разумеется, одним. А что, тут можно выучить еще один нормальный язык?
- Я не имею в виду колониальный выговор. И полагаю, ты говоришь неправду.
- Не понимаю, папа, о чем ты говоришь.
- Как твое имя?
- Папа, кто из нас сошел с ума? Гвендокар меня зовут.
- Полностью пожалуйста.
- Гвендокар Арагвендорион из рода Амбатура.
- Вот. Ты сам себя слышишь? Гви-ендока-эр Ара-гвиен-нэ-до-о-рионн. Что это такое?
- Мне нравится мое имя. Я его так пропеваю.
- Это акцент нимри, вот что это такое. И знаешь, у кого он есть? У тех, кто хоть раз говорил на их языке. Это как печать… Их язык мощнее нашего, и накрывает его при первой же возможности. Так ты говоришь на языке нимри, Гвендокар?
- Н-нет… То есть я знаю пару слов. Пару-тройку.
- Поэтому ты закроешь рот в Цитадели и будешь нем как акула.
- Немая недоразвитая провинциальная акула, да?
- Если угодно. Разумеется, хотелось бы иначе вести тебя ко двору. Не уследили. Ладно.
- А твой акцент?.. То есть, я подумал… коли ты так уверено говоришь об этом, должно быть…
- У меня нет акцента, потому что я поработал над собой. И забыл язык нимри.
- Тебе не жаль?…
- Жаль. Теперь дальше. Кланяться надо только головой. Глаза не опускай. Смотри в глаза и наклоняй голову. Глаза можно закрыть - но не опустить. Надеюсь, это понятно. Руками при поклоне не шевели. Только при наследнике. При наследнике встанешь на левое колено, правая рука у сердца, ладонь сжата в кулак. На правое колено встают только перед королем.
- Я не запомню.
- Потренируйся. Давай, детка. Так. Очень плохо. Ты шатаешься. Тебя штормит. Снова. Настоящая провинциальная акула на нетвердых плавниках. Снова. Снова. Кто преподавал вам атлетику?
- Нарункариб Фарахир.
- Я запомню. Он не справился. Надо посоветовать найти нового. Так. Гораздо лучше. Когда кланяешься королевской семье, представь себя расплавленной каплей олова, попавшей в холодную воду. Что происходит?
- Как упала, так и застыла.
- Очень верное наблюдение, при дворе как раз такая обстановка. Теперь рядовой поклон. Не надо напрягать шею, ты не в петле. Ладно. Завтра мы это повторим.
- Да, работа у вас тяжелая, папа.
- Да, это вам не снастями по ветру вертеть.
Я засмеялся, отец наблюдал за мной прищуренным глазом. Видно, не настолько я был плох. На сердце у меня разлилось тепло. Я любил отца, и никогда не мог найти ни слов, ни обстоятельств, чтобы сказать ему об этом. Есть на свете счастливые люди, Морфион и его товарищи, князья Андуниэ, Нимрузир, чьи отцы делят с ними их жизнь и находятся рядом. Я же всегда довольствуюсь крохами с королевского стола.
- Отчего, детка, ты ушел из флота? - вдруг спросил отец, расплетя пальцы и роняя руки на колени.
Вопрос был неожиданным, но хуже всего был его тон. В горле у меня тут же встал ком и властно требовал, чтобы я немедленно вывалил на отца все несуразности и беды своего недолгого существования. Неоправданные надежды, ужасные кодексы галерников, ожидания чудес, рациональное признание их отсутствия, ложь, спесь, запретное направление, торговый оборот, запах тины. Почему, отец, ты никогда не говорил мне, что Эльдар не обитают в море, они обитают внутри нас? Вместо этого я сглотнул и сказал равнодушно:
- Не смог приспособиться.
- Полагаю, ты не сможешь приспособиться нигде.
- Ты ошибаешься. Теперь я смогу приспособиться везде.
Улыбка - хотя она стоила мне усилия - вернулась на мое лицо, и ее отражение я увидел в глазах отца. Он дернул бровью. Если я ничего не путаю, так выглядит сговор. Какое-то время мы молча смотрели друг на друга и только кивали.
- Хорошо, - подытожил отец. - Теперь последнее. Ты совершеннолетний. Я не смог приехать раньше, чтобы сделать тебе подарок. Поэтому я делаю его сейчас.

Он встал и развязал свой дорожный тюк. Меня еще в порту поразила его длина. Я уже почти знал, что там. Но все равно не смог сдержать вскрика.

В руках отца покоился меч. Длинный, широкий, сияющий, со скошенной гардой и вензелем на клинке под ней. Мне показалось - он принадлежал мне с рождения. Я знал его, даже не взяв в руки. Его рукоять была обмотана белой кожей. Крестовина и навершие были вычернены.

- Я заказал его для тебя пять лет назад, - сказал отец. - Потому что мой меч тебе не подойдет. Его сделал лучший оружейник Арминалэта. Делай с ним, что хочешь.

У меня не было слов. Я обнял отца через клинок, не обращая внимания на его шепот «Дурная примета».
Меч был прекрасен. Но жест отца куда прекраснее.

- Почему ты, такой осторожный, не оставил его дома? - спросил я, пробуя лезвие. - Как я понял, основная часть экипировки осталась там?
- Там осталось то, что тебе здесь не пригодится.
Я поднял глаза на отца и заметил на его лице тень лукавства.
- Мне показалось, ты знаешь, что с ним следует сделать, - равнодушно сказал он.
- Не представляю, разве что похвалиться перед друзьями.
- Ну, подумай, - пожал плечами отец. - До отъезда у тебя почти двое суток.

Продолжение следует

Date: 2011-12-23 04:43 am (UTC)
From: [identity profile] brunnleopoldina.livejournal.com
У меня текст отражается в совершенно прекрасном вашем дизайне, как и раньше, так что восприятие не портится :) Вероятно, потому что у меня в настройках стоит "Просматривать в стиле владельца журнала" или что-то в этом роде.

Date: 2011-12-23 09:31 am (UTC)
From: [identity profile] expellearmus.livejournal.com
Может, кто-то что-то признал, все осознал, и вернул как было?)

Date: 2011-12-23 09:39 am (UTC)
From: [identity profile] golden-dawn1.livejournal.com
У меня тоже в Вашем.

А "Девять шагов" когда-нибудь будут изданы как книга?
Очень хотелось бы иметь это в своей библиотеке)

переплет

Date: 2011-12-23 02:59 pm (UTC)
From: [identity profile] expellearmus.livejournal.com
Так), со стилями и дизайном разбираемся, может все будет ок. Пока у меня все тоже как положено.
Издательство - вопрос тяжелый. Во-первых, сперва это надо дописать до однозначного конца. Во-вторых, современные издательства не могут определить мой жанр. Это не исторический роман, не боевик, не детектив, не женская проза и не биография, и это не сериал. Заключают договора всегда на несколько книг, чтобы заработать на авторе (также сделает студия звукозаписи и проч.) Все мои тексты в разных жанрах, и кроме того они более объемны, чем пробная книжонка, или напротив менее). То есть я рассчитываю на спонсорскую помощь забугорного миллиардера или посмертное фанатское издание! Или вот еще интернет есть.

Re: переплет

Date: 2011-12-23 03:10 pm (UTC)
From: [identity profile] tata kotrikadze (from livejournal.com)
Всё хотела спросить про "Лилию и крест" и "Парижанина". Их нет в сети. Значит ли это, что есть возможность их издать? Очень хотелось бы в это верить.

Re: переплет

Date: 2011-12-23 05:58 pm (UTC)
From: [identity profile] expellearmus.livejournal.com
Я тоже хочу верить, но разум говорит: проще найти спонсора))))

Re: переплет

Date: 2011-12-23 06:50 pm (UTC)
From: [identity profile] tata kotrikadze (from livejournal.com)
Ну, тогда будем надеятся, что спонсор скоро отыщится))

Profile

expellearmus002: (Default)
expellearmus002

December 2011

S M T W T F S
    12 3
4 5 6 78910
11 12 13141516 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:41 am
Powered by Dreamwidth Studios