expellearmus002: (Головной мозг)
[personal profile] expellearmus002
- Ты нарушаешь закон, - сказал я, отпирая дверь. - Ты обманщик. Ты преступник. Ты абсолютный саботажник. Поэтому ты спишь на полу.
- Какая прекрасная, широкая кровать, - сказал Морфион, направляясь прямо к ней. - В ней ночевали княжеские дети. Я буду очень несчастным, если также не переночую в ней.
- Это не та кровать, - охладил его я. - Это временная кровать для одного взрослого офицера.
- Ну, не знаю, каких он должен быть размеров. - И Эглер сел прямо в середину моего ложа. - Да, это та самая комната. Даже корабли на месте!
- Ты что, бывал здесь?
- Один раз, с отцом. В детстве. Когда княгиня была жива.

Продолжать эту грустную тему мне не хотелось. Я забил трубку и сел на окно. Внутренний колодец был залит лунной росой. Обманчивая умиротворенность. Обманчивый дом, где я в последнее время только и слышу о борьбе. Или обманчивое время.

- Морфион, правда будет война? - спросил я, глядя на кольца своего дыма.
- Возможно, - нехотя ответил он из темноты. - Войну объявляет цитадель. В любом случае придется сперва усилить флот. У нас все разговоры об этом. Я представляю, что будет на верфях, когда хлынут переселенцы.
- Я представляю, что будет в заливе, когда туда опустят новый флот. И так не протолкнуться. Твой отец же тоже возит древесину?
- Да, и что-то много ее в последнее время. Начнется строительство - будет рабский мор. Ненавижу войну. Особенно подготовку.
- Да ладно, военные парады. Новые земли. Материк.
- Хочешь туда?
- Кто не хочет.
- Паршиво там. Тамошние сюда хотят.
- Слушай, что из себя тамошний Тху представляет?
- А. Это величайшая сволочь на свете.
- Я не в этом смысле.
- Для того, чтобы понять, что есть Тху, необходимо сделать допущение. - По шороху и скрипу кож я понял, что Морфион наконец растянулся поперек кровати. - Но вообще говоря, это не ночной разговор.
- Я все еще в состоянии соображать. - Мысленно я похвалил себя за хороший выбор табака. - Так что давай сделаем допущение.
- Как скажешь. Допущение состоит в том, что в мире существуют не только люди. Хотя выглядеть все могут как люди. Различается нутро. Тху - это некая бессмертная сущность, заключенная в плоть. И в силу своей духовной мощи плоть этого Тху также нетленна. То есть это воплощенный бессмертный дух. Это похоже на легенды о нимерим. Но считается что нимерим - это дети создателя, как и люди. А Тху - его как бы так правильно выразиться кусок.
- Ты уверен? Сволочь Тху - это кусок благого Создателя?
- Ну, не то чтобы так прямо оторванный кусок. Создатель целый и неделимый. Но его разные части излучают разный свет. Это свет духа. Он может принимать разные формы. - Морфион говорил медленно, словно искал слова для младенца - Нимерим называют такие излучения феа. Таких, как Тху, множество. Но сволочь один Тху. Есть мнение, что если весь мусор собрать в одну кучу, то куча будет очень большая. Видимо, были в Создателе какие-то предпосылки для скопления мусора. В результате имеем кучу под названием Тху. Есть мнение другое - что Тху был нормальным и незаметным, как прочие. Но он с формой своего излучения что-то сделал, и превратился в кучу мусора.
- Они могут так делать? Феа? Если они части целого?
- Свобода воли. Великий закон. Люди по своей воле становятся мерзавцами. Почему прочие нет?
- Мне казалось, свобода воли - это только людское качество. - Я вытряс трубку.
- Я так не считаю. Воля контролируется количеством духа. Чем больше духа - тем больше воли. Большому кораблю большие снасти. Свобода - это способ проявления воли. Ветер в парусах. Без свободы воля неподвижна, корабль не идет. Вот Тху у нас науправлялся, судя по всему.
- А чего он хочет, этот Тху?
- Мирового господства, чего не понять. Всех под ноготь.
- Это нереально. Я не знаю, какую надо иметь силу, чтобы подчинить всю свободную волю, сколько ее в мире есть.
- Ты рассуждаешь как саботажник. Это очень приятно. Однако если представить людей как корабли, каждый из которых плывет куда хочет, то можно представить и шторм, который их собьет в одно место, а прочие разобьет о скалы.
- Какое же это господство - управлять обломками?
- Как раз для Тху. У него с головой не в порядке. Куций мозг. Не отрастил. А силы много. Большое количество духа. А мозга нет. Парадокс.
- И что - он такой безмозглый может быть опасен?
- Разбиться о скалы, к несчастью - это очень больно. Подуют штормовые ветры - это я направленную волю Тху имею в виду - поймает его наше общественное мнение, и паруса-то свои наладит. И пойдет на великой скорости к морским полипам. Тогда кричи - не кричи про опасность - без толку… Только за борт.
- Слушай, ты говорил, Тху такой не один, есть же где-то ему по силе ровня.
- Есть. Но цитадель эту правду погребла. Помнишь, нам говорили про мифы плоского мира? Западный предел и все такое.
- Да. Нет там ничего.
- Вот. А правда в том, что есть. Там сидит сила, равная Тху и его превосходящая. Большего я не знаю. Потому что обращаться к ней нам запрещено.
- Только не говори, что цитаделью.
- Нет, не цитаделью. Наша связь с запретным направлением - нимерим. Это единственное звено, потому что для нимерим запрета нет. Но это звено цитадель разрушила. Болтается теперь якорная цепь сама по себе… Якорек-то оторвался… Вот я и думаю - по чьему наущению. По воле какого так сказать ветра.
- Ты подозрителен. Язык запретили не так уж давно.
- А нимерим здесь не было очень давно. - Морфион замолчал. - И началась эта история при Ар-Балкумагане. - Добавил он.

…Ночные ароматы веяли у оконного проема. В них различался страшный запах бессонницы, тоски и запрета. Запах скорого предательства. ИХ запах, состоящий из пролитой крови, забродившего меда и лунной росы. Пыльца неведомых растений щипала ноздри. Я покрутил свою трубку. Покрутил - и отложил в сторону.

- …Началась эта история при Ар-Балкумагане, - закинул ноги на спинку ложа Морфион. - Когда Ар-Балкумаган отправился на материк качать права, внук его Ар-Зимрадун Бэлухор тут сидел и все на ус мотал. Вернулся Ар-Балкумаган не в себе. Как ты знаешь, на материке он увидел некую мощь, которая лишила его покоя. Говорится, что это была мощь Врага. То есть Тху. Но все обстоит гораздо хуже. В те времена в нашу Эльдалонне, которая теперь на корабли овдовела, приходили с запада нимерим. Они и подбили нашего Ар-Балкумагана пособить. Они мимо проплывали на материк, к своим, которые там в одиночку не справлялись. В те времена нимерим здесь были гости желанные, потому что приплывали с подарками и великой любезностью, и все кругом болтали на их языке. Звался тогда наш Балкумаган Тар-Кириатаном, что на запрещенном ныне языке значит «Сильный кораблями», впрочем, как и на нашем. А внук его, стало быть, звался Тар-Анкалимоном, сиречь «Наиярчайшим». Но речь не про внука. Кораблей у Тар-Кириатана было и вправду много, потому нимерим и обратились - мол, войска свои перевези, будет нам совместная победа. Польстило это предложение Тар-Кириатану, собрался он и поехал показать нимерим, на что нуменорцы способны и как надо делать войну. И вот понимаешь какое дело. Приплывает король Запада и владыка величайшей цивилизации. И видит - стоят на материке войска нимерим и города нимерим, и крепости нимерим, и цветут на материке сады нимерим, по сравнению с которыми весь наш Остров яйца выеденного не стоит. И выходят навстречу владыке величайшей цивилизации короли нимерим, по сравнению с которыми нуменорские красавцы как галерные рабы. И приветствуют короли нимерим наших со всем почтением и уважением, от чего только хуже. Ослеп Тар-Кириатан от чужого добра, от доспехов сияющих и прочих красот. Ах, вы еще и бессмертны при том при всем? И в добавок вечно молоды? А интересно, коли тут такое произрастает, что ж у вас на Западе Заокраинном, на благой земле творится? Сучьи дети. Обделался наш Кириатан от зависти, вот как было дело. Разбили они Тху, но не было от совместной победы королю нашему радости. И от того, что нимерим там бессчетно полегло, не было радости. Потому что бессмертные возвращаются. Потому что Запад Заокраинный - их дом, где добра побольше. Вернулся стало быть Кириатан не в себе и сказал - ноги здесь больше этого поганого народа не будет. Чтоб не свербило. И звать меня теперь не по ихнему, а по нашему, сиречь Балкумаган.

Теперь переходим к внуку. Тар-Анкалимон, как было сказано, все на ус намотал. Отец его, сын Кириатана по имени Тар-Атанамир, при жизни в западном направлении плевал, надеясь, что до благой земли долетит, и нимерим поймут, что самим фактом своего существования в нечеловеческой роскоши они нас оскорбляют. Но копирования не избежал. Так хотел бессмертно править, что умер на троне. Как ты знаешь, в столице нашей, как и в Андуниэ, король наследнику трон при жизни уступал. С тех пор это право там в забвении. И вот стал Анкалимон Наиярчайший королем в свой черед. И в свой срок пришел с запада корабль нимерим. С подарками и послами, как полагается. Но поскольку настроения царили определенные, вышел Анкалимон на берег и говорит:
- Что явились? Похваляться явились? Или опять без нас кишка тонка?
Нимерим ему - ты чего, король? Это же мы, твои друзья. Вот пятое-десятое, подарки привезли. Анкалимон им - засуньте себе свои подарки не при детях будет сказано куда. Потому что к себе вы нас на Запад не пускаете, а там мы знаем, какие подарки есть, а подачками кормиться ниже достоинства человека. Вышел тогда один из нимерим, твой приятель Глорфиндейл или Лаурэфиндел, как ты его зовешь. Он на том корабле плыл на материк по нимеримским делам, потому как там Тху снова начал бузу. Вышел, и проницательно так говорит:
- Думаешь ты, король, что от вида западных земель тебе полегчает. Но тебе не полегчает, потому что они краше всего, что ты представить можешь. Для человека их блеск погибелен, ибо природа вашего духа не та, что у нас.
- С чего это ты нашу природу хаешь? - король говорит. - Чем она тебе нехороша? Мы великая цивилизация.
- Глаза у вас велики, - говорит приятель твой Лаурэфиндел. - Все что видите - жаждете себе. На меня смотришь - и алчешь. На бессмертные земли взглянете - навек покоя лишитесь.
- Может, мы и глазастые, - отвечает король, - но мы и очень умные. И видим, что ты хитришь. Потому что наверняка на бессмертных ваших землях запросто обретается бессмертие. Иначе откуда оно у вас? Вы такие же как мы, и кишка у вас постоянно тонка, но вы не стареете, потому что дышите особым воздухом благой земли. Нам бы этого подарка хотелось - раз вдохнуть, и вечная жизнь. А не ваши книжки-блестяшки.
- Худое ты затеял, - говорит приятель твой Лаурэфиндел, - потому что жаждешь противоестественного. Смерть - ваш дар. Он у вас не отнимется. Мы же бессмертны, потому что у нас иные дары. Так решил Создатель, а воздух благой земли не при чем. У вас кстати и пахнет получше, особенно по страде.
- Это ж кто такой дар людям преподнес? - взвился король. - А не взял ли бы он его обратно?
- Не вашего и не нашего то ума дело, - резонно отвечает Лаурэфиндел. - Все вопросы наверх. А ты остепенись.
- Не тебе юнцу балованному меня остепенять, - говорит король. - Потому что нас не обманешь. Нет никакого дара, а есть одна сплошная узурпация. Предок наш Индильзар Тар-Миниатур из бессмертного рода происходит, и во мне его кровь. Значит мы с вами одинаковые, только вы не мрете, потому что живете на благой земле. А простой моряк Азрубел достиг ваших земель бессмертных и обессмертился. А простой наш парень Туор женился на вашей принцессе и обессмертился наверное тоже. Могут люди, когда захотят! Когда вы им не мешаете.
- Туора ты не трогай, я его как облупленного знал, - говорит Лаурэфиндел. - Туора нет в мире живых, если ты понимаешь, о чем я толкую. Друга своего Туора уж я бы разыскал. И моряка Эарендила Азрубела нет в мире живых, мир его отторг, в небе он бродит на своем корабле. А Элрос наш Тар-Миниатур пошел путем людей и дар ваш на себя принял. Никто из них в твоем понимании не жилец. И вы, если на земли бессмертные ступите, жильцами быть перестанете. Таков закон. Либо - либо.
- Это кто ж такой закон смешной установил?
- Единый Творец, разумеется.
- Подонок он, а не Творец. И вы не лучше с вашими нравоучениями.
- Худое ты говоришь, король, - сказал Лаурэфиндел. - Помяни мое слово. Королевство свое великое доведете до ручки. Лишитесь благословения. Знаешь, король, с каким грохотом королевства падают? Из-за гордыни и недалекости королей сугубо? А я знаю. Одно уже похоронил - и ваше похороню.
- Не каркай, - говорит король. - Мы всех переживем, коли вас тут не будет.
- Больше не будет.
- Вот и убирайтесь к морским полипам.
Вот так и кончилась дружба. С тех самых пор нимерим здесь не появлялись. И докатилось мое отечество до такого состояния, что лучше к морским полипам.

- Да, поучительно, - сказал я. - Какую-то мы ужасную поэму про это читали. Эпическую.
- Ну как без этого. Люди короля. Вранье и тягомотина.
- Тягомотина, - согласился я, смеясь. - А в чем вранье?
- Видишь ли, любезный наш шпион. История со времен Тар-Анкалимона, называемого ныне Ар-Зимрадуном Бэлухором на мало любимом мной, но родном языке, несколько переосмыслилась. Помнишь, Кровохлебка спрашивал, какое время написания этой поэмы считать подлинным? Мы тут все точно знаем, что она написана тысячу лет спустя. Когда все летописи перевели на адунаик. Наверняка, потом еще подправили пару раз. Помнишь, что Кровохлебке ответили? Что официально она считается ровесницей событий. И что это не важно, потому что это поэзия, а не история. Вот, - он уже в который раз потыкал себя в грудь, - поэзия. А та поэма - рифмованная политика. А проще говоря - подделка.

Меж тем как суть дела очень проста. Перед тем, как корабль с твоим приятелем Лаурэфинделом пришел, островная знать разделилась на два лагеря. Одни сочувствовали нимерим по старой дружбе, другие впитали новые настроения и не сочувствовали. Длилось это долго, а началось, думаю, еще при Балкумагане. После же того, как нимерим были посланы в голубую даль, оба лагеря четко определились и стали называться «Людьми короля» - то есть сторонниками политики цитадели, и «Верными» - сторонниками нимерим. Понимаешь? Верные - это вовсе не верные королю. Это прямо противоположное. Князья Андуниэ - Верные. Но говорить об этом безнаказанно можно только потому, что в свете новейшей истории Верные и Люди короля - это одно и то же. Как и было нами прочитано. Из поколения в поколение это разделение сохраняется неизменным. Род Верных как правило воспитывает детей в традиции нимерим и остается Верным. Бывают исключения. Род может пресечься. Или перейти на другую сторону. Как твой отец. Однако есть память крови… В тебе она видна очень четко… Извини, шпион, что приходится говорить такие вещи… Одним словом с поэмой все. А кружок любителей нимерим называется Убежище Верных. Эхад-и-Сэдрин на ИХ языке.

…Ночной ветер с моря был полон слов неведомой, древней речи. Выдох, выдох, выдох - шепот воды, перекатывание гальки, стон точимого волной камня, свист чаячьего крыла, вспоровшего воздух. Есть вещи, которым не может сопротивляться человек. Сияющие. Я с детства знал, что ради НИХ предам отца, мать и родину. Я сделаю это быстро и бездумно, и упаду в музыку. Никогда позже она не покинет меня. Удивительным образом эта музыка шла сейчас из морфионова горла - надтреснутая, грубая, неуправляемая. Но несомненно ТА.

- Что-то я притомился, - прокашлялся Морфион. - В горле пересохло. Вот думаю, не бросить ли мне врачеванье, не податься ли в лекторы. Как тебе кажется - я доходчиво излагаю исторический материал?

Я молчал, убежав мыслями далеко.

- О чем ты думаешь? - Морфион убрал ноги со спинки и сел. - Коли я временно взял на себя роль учителя, можешь спрашивать о чем угодно. Вот например о морских угрях. Невыносимо, знаете ли, хочется есть. Просто язык свело.
- Кстати про язык. Нимерим - это Сияющие на нашем языке. Иногда их называют Старшие. А как они себя называют сами?
- Эльдар, - охотно отозвался Морфион. - Звездные. Все значения связаны со Светом. Может, у них тело светится. Интересно, если б и органы светились. Представляешь: там внутри все переливается, сердце голубое, почки зеленые, печень, я думаю, красная. Легкие серебрятся… Боже, как есть хочется!
- Эльдар… Это один, а вместе, все?
- Эльдар - это множество. Такая грамматика. Один мужчина - эльда. Одна женщина - эльдэ. На слух почти неотличимо. Представляешь язык, где мужской род заканчивается звуком «а»? Латронильва-а-а. Очень, я полагаю, нежный народ. Круглосуточное питание, ночной образ жизни. Там пойти ночью на кухню - обычное дело. Еще и добавки дадут.

Я слез с оконной ниши и пошел к двери. Накрылся и коврик, и сон, и оздоровительный голод. Гость в дом - заботы в дом.

- Спасибо, друг! - в спину мне сказал Морфион.

Продолжение следует

Profile

expellearmus002: (Default)
expellearmus002

December 2011

S M T W T F S
    12 3
4 5 6 78910
11 12 13141516 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios